Станислав Рахимов
Станислав Рахимов: Грозит ли южным районам Сербии масштабная албанизация?

«Исповедь ветерана: Афган-Чечня-Украина. «Почему?...

07.08.2015, 14:31       nevskiy

Я не думаю, что читателю будет интересно узнать, как меня зовут и чем я занимаюсь. Гораздо более уместным с моей стороны, исходя из того, какие свои мысли мне надлежит тут вылить, будет поведать читателю, что мне 60 лет, живу я в Ростове-на-Дону и что я - отставной военный. А еще, я ветеран Афганистана.

Я, пожалуй, не могу назвать, ни одного периода в своей жизни, когда обязанность выполнять свой служебный долг не расходилась с моим резким невосприятием того, кому и чему мне доводилось служить. Впервые я осознал это еще в самом начале афганской кампании, когда, будучи одним из первых среди заброшенных на территорию южного братского народа, нуждающегося в нашей помощи, я быстро понял всю бессмысленность, скоропалительность, нелогичность и недальновидность принятого решения. Дальше была Чечня - целых два раза, и пусть она значительно отличалась от того, что было в Афгане, она точно не уступала ему по своей бессмысленности.

Сейчас моему сыну 24 года. Он только что окончил институт — с отличием за особые успехи в изучении компьютерных технологий. Перед ним стоял выбор - идти учиться дальше или же последовать моему примеру и пойти в армию контрактником. Ведь там, на службе, вдобавок к тому, что люди с техническим образованием все больше востребованы, есть неопровержимая гарантия хоть сколько-нибудь стабильной жизни, особенно в наше неспокойное время. И эта гарантия называется государство .

Я не помню, когда впервые я пожалел, что не подумал дважды, советуя сыну пройти тот путь, который в свое время прошел сам. Может быть, это случилось тогда, когда, отправляя сына на границу с Украиной, ему отказались объяснить его отъезд больше, нежели двумя словами: военные учения . Может быть, я начал жалеть тогда, когда от многих родителей я начал слышать слухи о том, что наших ребят отправляют совсем не туда, куда им говорят, и совсем не для того, о чем их предупреждают. Но я четко помню тот момент, когда окончательно понял, какой страшный шаг я совершил. Это случилось, когда в последнем на сегодняшний день СМС от сына я прочитал: Нас перебросили в ДНР . И все.

Мне страшно осознавать, что между настолько близкими народами идет война, и идет она отнюдь не через претензии сорока пяти миллионов людей к ста сорока миллионам или наоборот, а только потому, что одному человеку стало скучно заниматься благосостоянием своего народа. Мне страшно осознавать, что моя семья поневоле стала участником этих событий и соучастником этого преступления. Но куда страшнее изо дня в день все это наблюдать.

Нет, я не вижу фронт и даже не слышу канонад оттуда. Но я вижу нечто не менее красноречивое - тыл. Именно здесь, в Ростове, где находится командный пункт дивизии Северокавказского военного округа, изо дня в день происходит активная подготовка к военным действиям на востоке соседнего государства. Отсюда партиями не по две и не по три штуки в западном направлении регулярно отправляют мобильные крематории, в которых, может быть, даже не зная об этом, я тоже потеряю своего сына. Отсюда целыми составами, опять-таки - в западном направлении, с упрямой регулярностью отправляются поезда, груженные отремонтированными здесь же, на Ростовском заводе Ростов-Ми , БМП, БРДМ, ДРОНами, ракетными комплексами и т.д. Возвращаются они неизменно пустыми. К северу от черты города, там, где расположен Учебный центр Качкари военная часть 7405, проходят подготовку люди, происхождение которых сразу понять трудно. Их форма, кажется, даже не имеет общего стандарта, в большинстве своем даже без нашивок. Но что они тут делают понять, в общем, нетрудно. Чего не скажешь о том, для чего все это россиянам.

Неужели мы, называемые всегда братьями, можем иметь такие противоречия, которые заставят нас убивать друг друга? Разве еще буквально не двадцать пять лет назад мы вместе защищали единую страну? Разве можно верить в те зверства, информацией о которых так пестрят прокремлевские СМИ, когда я сам больше еще со времен службы имею очень близких друзей по всей Украине и не могу назвать все это чем-нибудь еще, кроме как бредом? Неужели достаточно политтехнологам выдумать любую ересь, даже не удосужившись сделать ее хоть сколько-нибудь правдоподобной?

Неужели мы, так рьяно отождествляя себе с православием, забыли, как Бог предупреждал нас в откровении Иоанна Богослова о том, что знамение времен будет тогда, когда брат встанет на брата?..

Но каким бы, может быть, странным это не казалось, больше всего печалит меня совсем другое. Это другое - отсутствие надежды на то, что что- либо изменится хоть в сколько-нибудь обозримом будущем. Когда твоя страна втянута в необъявленную войну, когда матери не могут прочесть имена своих неизвестно во имя чего погибших сыновей где-либо, кроме как на стихийно созданных ими же интернет-ресурсах, а не на досках почета, когда они зачастую даже не имеют возможности попрощаться с его телом, сожженным ради пущей конфиденциальности в мобильных крематориях... наверное, логично, что такое состояние дел может породить только два чувства - стыд за свою власть и молчаливую ярость по отношению к ней же.

Молчаливую ли? Кто его знает, если честно. Прожив при тоталитарном режиме почти всю свою жизнь (и, несомненно, продолжая жить при таком же), я уже вряд ли гожусь к перевоспитанию. Но мне больно смотреть на то, как в глазах моих внуков горит насильно в них вселенная ненависть к неведомо в чем повинным братьям по крови - ведь им даже никто не объяснил, что не так с теми, кто сегодня демонизируется. А ведь с ними все так - гораздо больше, чем с нами самими.

Путин провел во властных структурах такие рокировки, которые не просто позволяют по максимуму милитаризировать страну, но также вести безжалостную и успешную войну против любого инакомыслия внутри страны. Признаться честно, у меня сложилось впечатление, что единственными, кто знают реальную цену тому, что происходит и единственными, кто, отбросив абсолютно все эмоции, таки сумели задаться правильными и безупречно логичными вопросами относительно того, стоит ли это все того, чего это стоит, есть только те, кто успел уже потерять своих сыновей и мужей в безымянной войне, на безымянном фронте, в безымянной - в лучшем случае - могиле. Но именно на таких волею жестокой судьбы здравомыслящих людей и рассчитана репрессивная путинская машина. Ярость осиротелых матерей, смешанная с их мольбами безжалостно топится в жесткой цензуре, политических преследованиях, доходящих до громких убийств (вы ведь понимаете, о чем и о ком я), чуть ли не до откровенных репрессий, лишь бы только заткнуть рот тому, кто, осмелев от собственных потерь, начал понимать слишком многое. Но главная трагедия даже не в этом. Она в том, что главным оружием власти против здравомыслящих людей стали люди откровенно больные, не способные взглянуть на ситуацию шире и оценить ее через призму чего-либо еще, кроме своего экрана. Вскормленные штучно выращенной пропагандой в духе оруэлловских пятиминуток ненависти, эти больные даже не считают нужным задаться хоть одним вопросом, начинающимся с Почему? по поводу того, что они слышат. Но и вправду - зачем задаваться такими вопросами, если Путин обо всем уже подумал за нас? Ведь как ему можно не верить?

Я знаю, что мои мысли, вылитые здесь - глас вопиющего в пустыне. Но мне так хочется всего лишь одного - чтобы наши дети не умирали за то, чего они не понимают; чтобы они не гибли от руки тех, с кем еще вчера делили все - от дома до страны; чтобы они были сутью нации, а не инструментом политики; чтобы они любили ближнего своего, а не отрекались от него и, как это не страшно - гордились этим...

Читайте также
18.08
17.08
09.06
05.05
14.04
Интересное
© "Монависта" Агентство конфликтных ситуаций, 2011 - 2016 | e-mail: site@monavista.ru
Сетевое издание «Monavista» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 15 августа 2016 года. Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 66827

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+

Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные в комментариях читателей.
Пользовательское соглашение проекта "Регионы"
Яндекс цитирования
Доступно на Google Play