Станислав Рахимов
Станислав Рахимов: Грозит ли южным районам Сербии масштабная албанизация?

Кому не нужно перемирие. Василий Стоякин

25.02.2015, 01:47       news-front.info

Как отметил украинский политолог Михаил Погребинский, вторые минские переговоры не стали провалом, но не стали и прорывом. Соглашение, по сути, касается только прекращения огня и отвода тяжелого вооружения. Основные направления политического урегулирования обозначены, но требуют значительных усилий сторон.

Однако способность сторон прилагать эти усилия остается под вопросом.

1. Неочевидной остается позиция США.

С одной стороны, насколько можно понять, Ангеле Меркель удалось добиться от Барака Обамы, чтобы он не возражал против переговоров и перемирия в принципе. Но это, надо думать, единственная уступка США России и ЕС, причем связана она вовсе не с желанием прекратить конфликт.

Собственно, нынешний конфликт спровоцировали именно США для того, чтобы держать под контролем ЕС и Россию. Спровоцировали, воспользовавшись тупостью и жадностью ЕС, которые хотели получить от евроассоциации Украины все, и ни с кем не делиться. В результате они получили только убытки. И рискуют получить еще большие проблемы в случае, если конфликт обострится, а паче того — если украинцы получат американское оружие.

Проблема для США состоит в том, что Украина показала себя абсолютно неспособной к сколько-нибудь длительному конфликту даже низкой интенсивности, что показали события уже этого года. При столкновении с реальностью Украина немедленно начинает терпеть тяжелые военные поражения, которые грозят крахом государственности. Последнюю, в общем-то, не жалко, но при этом теряется и управляемость ситуацией…

Пока США заинтересованы в целостной и управляемой Украине, тем более что она недорого для них обходится. Но критическое сближение ЕС и России вполне может подтолкнуть США к подкидыванию «печенек» в украинский костер. Крах государственности и полная «децентрализация» — своеобразный «последний довод королей», вроде ядерного оружия. В случае его применения Россия и Европа лет 10 будут заняты разгребанием того, что осталось от Украины. Но и США утратят управление процессом.

2. Непоследовательность ЕС.

Собственно, о том, можно ли доверять ЕС, может много чего рассказать Виктор Янукович. Ведь именно послы ЕС освятили своим присутствием соглашение между лидерами Майдана и президентом Украины, которое было нарушено на следующий же день. По горячим следам послы заявили, что они ничего не гарантировали, а сейчас в ЕС просто отрицают факт переворота.

Показательны и впечатления главы комитета Госдумы РФ по международным делам Алексея Пушкова от встреч в Европарламенте. Логика европейских депутатов такова: Украина борется за территориальную целостность, Россия поддерживает сепаратистов, США просто нет.

Казалось бы, после Косово подобные бессовестные заявления могут повторять только совершенно безголовые люди. Но… Идеи Гитлера в ЕС победили — европейцы избавились от химеры, называемой совестью. Вероятно, вместе со знанием о том, что для рождения ребенка нужны мужчина и женщина.

Европа привыкла прогибаться под Америку, причем частенько (как это было во время косовского и в начале украинского кризиса) во вред себе. Меркель и Олланд совершили настоящий политический подвиг, проявив инициативу в этом вопросе.

Разумеется, подвиг маленький, почти незаметненький, поскольку они отреагировали на недовольство европейской общественности чрезвычайно высокой ценой санкций против России (это они еще за Украину платить не начали…), намерения украинской власти ввести жесткие санкции против ЕС (в виде, например, запрета российского транзита через территорию Украины) и на готовность США сохранить на некоторое время украинскую государственность. Тем не менее они пошли против коллективного мнения европейского политического класса.

Однако по этой же причине позиция Меркель и Олланда неустойчива — в любой момент коллективное мнение политической элиты перевесит их индивидуальную позицию и ЕС опять окажется в хвосте американской политики, жертвуя своей субъектностью и прямыми экономическими интересами.

Важный момент — Меркель и Олланд не подписывали никаких документов, которые бы обозначили их ответственность за разрешение украинского кризиса.

3. Украина в принципе не в состоянии выполнить эти договоренности.

Более того, у меня сложилось впечатление, что авторы соглашений отлично это понимают и готовы к рискам, которые несет это очевидное обстоятельство.

Причем речь не идет о заявлении, например, Яроша, о том, что для ПС минских соглашений нет. Опыт показывает, что Ярош гонит исключительно порожняк и его громкие заявления оперативно исчезают с ресурсов, где они были размещены.

Первая и наиболее серьезная проблема — жесткий социально-экономический кризис в стране, который только отягощается действиями власти. Пока идет война, для него есть хоть какое-то оправдание. Но стоит войне прекратиться… В общем, прекращение войны между Украиной и Луганской и Донецкой народными республиками означает не мир, а просто изменение формата гражданской войны. В лучшем случае — на войну Порошенко и Коломойского, в худшем — на войну всех против всех.

В Киеве понимание такой перспективы присутствует. Именно поэтому, например, по свежим следам Минска был арестован Ефремов. Политическая цель очевидна — перевести внутриукраинский конфликт в привычный формат «Панду — геть». Проблема, однако, в том, что бывших влиятельных регионалов осталось немного, и им, в основном, гарантирована безопасность. Вообще же, если брать «регионалов», очень быстро дойдет дело до одного из основателей ПР Петра Порошенко…

Кроме того, есть вещи, невыполнимые технологически. Например — проведение конституционной реформы. Там целых три элемента несовместимости:

- установок Порошенко (децентрализация — не федерализация, никакой автономии не будет и т.п.) и требований минских соглашений (глубокая децентрализация, особый статус ЛНР и ДНР, фактически — их субъектизация);

- установок Порошенко и реалий устройства пространства, бывшего раньше украинским государством (никто не будет отдавать той доли суверенитета, которая реально сейчас есть у властей, например Днепропетровской области);

- выполнения минских соглашений и установок большинства депутатов Верховной Рады (большинства — не большинства, но 300 голосов за мир в Раде нет).

Для оценки ситуации достаточно помнить, что мобилизация на Украине не прекращена, хотя она вызывает недовольство в обществе (которое усиливается по мере роста репрессий против «уклонистов»), а содержать мобилизованную армию в лагерях при отсутствии боевых действий чревато неприятными последствиями.

4. Вызывает вопросы и внутренняя ситуация в ЛНР и ДНР.

Во-первых, для народных республик характерен не только социально-экономический кризис, но и гуманитарная катастрофа. При этом власти республик, мягко говоря, не демонстрируют высокой эффективности. Поэтому над ними постоянно будет довлеть тот же риск, что и над Украиной — превращения внешнего конфликта во внутренний.

Во-вторых, в республиках есть сильная оппозиция к миру с Украиной вообще (они так над нами издевались) и тем более к миру на условиях сохранения Донбасса (да еще и не полностью) в составе Украины. Насколько можно понять, оппозиция эта не особенно многочисленная, но довольно активная и убедительная.

В общем, сами по себе народные республики — зона риска для соглашений.

5. Россия с высокой вероятностью видит минские соглашения только как временную меру — переходный этап на пути к установлению стабильной и демократичной власти, ориентированной на сотрудничество с Россией и ЕС. Нынешняя украинская власть, безбожно завравшаяся и не способная организовать жизнь в стране, стабильности принести не может.

Вывод:

Установление перемирия стало возможным во многом благодаря уникальному стечению обстоятельств, когда большинство игроков в этом перемирии были заинтересованы. Но ни один из игроков не заинтересован в замораживании нынешней ситуации как основе длительного мира.

Перемирие и отвод вооружений возможны, и, надо надеяться, будут реализованы, даже несмотря на дебальцевскую проблему. Прекращение блокады народных республик также вероятно. Но вот длительный мир на основе минских договоренностей, по-видимому, будет невозможен.

Максимум через два месяца, к годовщине начала война на Донбассе, ситуация снова обострится — или из-за необходимости для Киева вести войну, или из-за утраты остатков управления войсками. Причем в последнем случае, вполне вероятно, нарушение перемирия будут допускать не так ВСУ, как ВСН, которые начнут присоединять охваченные анархией прифронтовые районы. По аналогии с Освободительным походом 1939 года…

Читайте также
18.08
17.08
09.06
05.05
14.04
Интересное
© "Монависта" Агентство конфликтных ситуаций, 2011 - 2016 | e-mail: site@monavista.ru
Сетевое издание «Monavista» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 15 августа 2016 года. Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 66827

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+

Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные в комментариях читателей.
Пользовательское соглашение проекта "Регионы"
Яндекс цитирования
Доступно на Google Play