Станислав Рахимов
Станислав Рахимов: Грозит ли южным районам Сербии масштабная албанизация?

Призывы к госэкстремизму в Общественной палате РФ

17.05.2012, 02:41       Обзор блогосферы

15 мая в Общественной палате РФ в качестве эксперта я выступал на слушаниях, посвященных событиям 6 мая у Болотной площади, когда десятки людей были жестоко избиты полицией, а сотни в очень грубой форме задержаны. От лица Общероссийского движения «За права человека» я представил предварительный доклад по этим событиям, который был сделан на основании свидетельств очевидцев.

Вот выводы доклада:
«1. Все обратившиеся к нам граждане указали на то, что:
• проход многотысячного шествия к месту проведения митинга был затруднён сотрудниками правоохранительных органов, которые не делали никаких предупреждающих обращений к участникам шествия об остановке продвижения или о невозможности их участия в акции;
• задержания происходили в очень жесткой, грубой, унижающей человеческое достоинство форме, от задержанных не требовали ни прекращения неких действий, им не предлагалось добровольно пройти к месту задержания, а сразу применяли силу;
• несмотря на сделанное в начале февраля прокуратурой Москвы представление ГУ МВД по г. Москве о нарушениях прав граждан при задержаниях участников массовых акций 5 и 6 декабря 2011 года практика бесчеловечного обращения при транспортировке в районные отделы МВД и в самих отделах была продолжена;
• при оформлении протокола административного задержания в качестве обязательного приложения – рапорта использовались шаблоны, заготовленные для мужчин и с пробелами для имени, адреса и содержания якобы выкрикиваемых лозунгов. Из содержания стандартных шаблонов следовало, что каждый задержанный скандировал четыре лозунга одновременно и одновременно же кидался камнями, стеклянными бутылками и дымовыми шашками. При этом было проигнорировано, что уже в июле 2010 г. столичная прокуратура делала представление ОВД «о недопустимости использования приложений к протоколу [т.е. рапортов якобы задержавших гражданина сотрудников милиции] шаблонного содержания».

2. Именно профессионально неграмотные и незаконные действия сотрудников правоохранительных органов, затруднивших следование участников согласованного шествия к месту митинга, стали причиной столкновения с демонстрантами.

3. При задержаниях, транспортировке и пребывании граждан в отделах внутренних дел, а также при оформлении материалов об административных правонарушениях допускались нарушения, исключающие возможность использования судом данных материалов в качестве законных доказательств, подтверждающих совершение правонарушения».

Моя позиция заключается в том, что даже если со стороны демонстрантов и действовали настоящие экстремисты (а не подосланные провокаторы, на активность которых во время событий указали многие очевидцы), то всё равно вина за то, как развивались события, лежит на властях. Этот мой тезис - результат не «нигилистического» подхода, как это любят представлять радикальные сторонники существующего режима, но простых и логически ясных выводов.

Первое. Правоохранительные органы обязаны быть проинформированы о планах экстремистов устроить провокацию. И у них есть целый спектр возможностей для предотвращения таких событий – начиная от направление превентивных предупреждений тем, кого они считают потенциальными зачинщиками беспорядков, и заканчивания направлением в толпу своих сотрудников, которые в критический момент обязаны нейтрализовать тех, кто пытается использовать оружие, призывает подраться и прочее. Известно, как насыщенно была сотрудниками в штатском толпа на Болотной площади 10 декабря прошлого года. Однако 6 мая очевидцы, напротив, указывали, что видели, как те, кого они идентифицировали как сотрудников антиэкстремистских подразделений, явно инструктировали молодчиков, которые затем были инициаторами драк.

Второе. Если власти считали, что может быть столкновение с толпой (её масштаб постоянно контролировался с вертолёта), то оцепление не должно было встать прямо у среза моста, а первый ряд полицейских должен был быть вооружен не дубинками, а щитами. Полиция выставляет щиты и никакие куски асфальта, палки от плакатов и бутылки им не страшны. Благо есть богатейший опыт сдерживания куда более буйной толпы после матчей или рок-концертов. Первый – почти незащищённый – ряд полицейских, выставленный так, чтобы максимально сузить проход для двадцати тысяч демонстрантов на Болотную площадь, сыграл роль настоящий «затравки» для сражения. Толпа этот ряд без труда прорвала, а затем из резерва были переброшены уже вполне экипированные «космонавты», которые бросились в бой в полной уверенности, что они защищают своих товарищей от разъяренной толпы.
Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять – перед демонстрацией полицию и ОМОН, как это стало принято (хотя и абсолютно противозаконно), накачивали рассказами о том, что выходят протестовать за деньги, что цель организаторов демонстрации – погубить страну и так далее. В результате соединения вопиющего непрофессионализма и прямой провокации со стороны властей и получился тот «молотовский коктейль», который вызвал пожар силового противостояния.

Я твердо убежден, что надо обязательно требовать возбуждения уголовного дела по фактам массовых избиений полицией и нарушений прав человека при задержаниях 6 мая и в последующие дни. Поэтому всех пострадавших призываю написать заявления в прокуратуру. Движение «За права человека» готово отказать помощь в составлении таких заявлений, а затем юридически поддерживать их, требовать реагирования. Обращайтесь к нам: Малый Кисловский переулок (м. Арбатское), д. 7, помещение 21, «Горячая линия», тел. (495)691-62-33.

О том, как готовится идеология карательных репрессий, мне многое показали слушания в Общественной палате, о которых я уже говорил. Ряд выступающих, которые позиционируют себя в качестве политологов, очень явно выразили подлинное отношение к протестному движению. Одно дело, когда подобные взгляды выражают разные подзаборные сайты, а другое дело, когда их, не смущаясь, высказывают официально. Я говорю о позиции Виталия Третьякова, Дмитрия Орлова и Сергея Черняховского. В обобщённом виде она выглядит так: оппозиция выступает против существования режима; даже простое ношение белых ленточек – призыв к революции; раз оппозиция вступила на путь политической борьбы, то она не должна удивляться, если защищаясь, власть применит все средства для сохранения порядка (на что имеет безусловное право); переговоры – всегда признак слабости; оппозиция – агент западного мира… Такая откровенная позиция, построенная на отрицании даже лицемерного уважения к демократии, сегодня стала идеологией подавления гражданского общества. Надо, чтобы не было иллюзий – митинги и демонстрации принципиальной оппозиции запрещают и разгоняют не потому, что они заявляются на неудобное время или место, а потому что радикальное крыло партии власти считает недопустимыми любую неконтролируемую политическую деятельность, любое отрицание законности действий власти.

Вот это отрицание самого права на ненасильственный политический протест на самом деле и есть экстремизм. Экстремизм самой государственной власти. Такая карательная идеология неминуемо ведёт нашу страну к революции, причём, далеко не «бархатной». Мы – гражданское общество - не хотим кровавого общенационального кризиса, поэтому будем добиться реализации права граждан на мирный протест. И добиваться того, чтобы протест воспринимался как повод для диалога, а не как мятеж и подрывная деятельность.

Читайте также
18.08
17.08
09.06
05.05
14.04
Интересное
© "Монависта" Агентство конфликтных ситуаций, 2011 - 2016 | e-mail: site@monavista.ru
Сетевое издание «Monavista» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 15 августа 2016 года. Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 66827

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+

Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные в комментариях читателей.
Пользовательское соглашение проекта "Регионы"
Яндекс цитирования
Доступно на Google Play